Николай (coldsteelknife) wrote,
Николай
coldsteelknife

Categories:

Russenorsk

«Russenorsk» — смешанный русско-норвежский язык, обеспечивающий общение между русскими и норвежскими торговцами на северном побережье Финнмарка. Грамматика и фонетика языка чрезвычайно упрощены. В руссенорске зафиксировано около 400 слов; из них 50% лексики из норвежского языка, 40% из поморского говора, остальные заимствованы в основном из финского и саамского. Руссенорск имеет одну интересную особенность, которая свидетельствует, что русские и норвежцы были социально равноправными партнерами. Во многих пиджинах в различных частях света один из языков доминировал, в случае с руссенорском, напротив, количество русских и норвежских слов примерно одинаково.

«Руссенорск» так же известен как (норв. Russonorsk), или «Моя-по-твоя» (норв. Moja på tvoja). Во многих случаях предложения в руссенорске скомпонованы не так, как в норвежском языке, например «Канске ден принципал по стова?» (А сам дома?). Здесь, с точки зрения норвежского языка, не хватает глагола-связки «er». Отсутствие в презенсе связки «er» в предложениях обычно для большинства пиджинов, так же обстоит дело и в русском языке. В руссенорске многие предложения начинаются словом «канске» (норв. kanskje - может быть), особенно, когда говорят русские. Комбинация «ден принципал» с указательным местоимением определенной формы («ден») и неопределенной формой существительного не соответствует нормам норвежского языка, но в речи иностранцев такое сочетание можно часто услышать. «По стова» значит «дома», предлог «по» имеется и в русском, и в норвежском языках, однако, используется в несколько разных значениях. В руссенорске «по» можно употреблять для передачи ряда различных значений, как при обозначении местоположения, так и отношений собственности.

Окончание «-ум» (или «-ом») применяется во многих глаголах руссенорска, например «копум» от русского глагола «купить» (норв. kjøpe). Уже предложено восемь различных теорий о том, откуда это окончание происходит — от латинского языка и до шведского (ср. со шведской формой sjungom). Возможно также, что окончание «-ум» появилось под влиянием северо-русских диалектов, которые могут иметь это окончание в части глаголов. Еще одна типичная черта руссенорска — придавать существительным, а во многих случаях и прилагательным, окончание «-а». Например, «Пят вога мука по сто фиска» (Пять возов муки за сто рыб).

Первое научное описание руссенорска осуществил в 1927 году славист Улаф Брок. В 1930 году он опубликовал 13 собранных им текстов на руссенорске. Текстовый материал был в основном собран в Норвегии, поэтому, большинство информантов, что естественно, были норвежцами. Можно предположить, что это имело значение в особенности для описания произношения. Норвежцы и русские произносили русско-норвежские тексты несколько по-разному, в зависимости от того, какие звуки были в их родных языках. В руссенорске обнаруживается тот же феномен, что и в других пиджинах — звуки, которых нет в одном из языков, как правило, изменяются. Например, слово «гаф» (норв. hav) в руссенорске; в русском языке нет звука «h», а звонкий «v» превращается в глухой «ф» на конце слова. Таким образом, норвежское по этимологии слово было приспособлено к русской фонетической системе. Еще один пример этого явления — теперь уже русское по происхождению слово, обозначающее чай — kjai/sjai (читается как «хьяй»/ «шай»). Норвежцы не воспринимали на слух звук «ч», и поэтому произносили вместо него кластеры «kj»/«sj».

Как уже было сказано выше, слова руссенорска происходят из разных языков. Этим объясняется то, что для обозначения многих обычных понятий используются дублеты. Например, встречаются как «фиска» (из норвежского), так и «риба» из русского, или же «твоя» (из русского), «ду» (из норвежского) и «ю» из английского языка. Для названий обмениваемых товаров и единиц веса существует, как правило, только одно обозначение, в то время как названия чисел могут заимствоваться и из норвежского, и из русского, и имеют дублеты. Что касается названий рыб, то их этимологию непросто проследить. К примеру, если «пикша» на руссенорске называется «пикса» / «пикша», то слово происходит от русского «пикша», но она может называться также и «тикса» или «тикша», что позволяет предполагать, что данное слово может быть произведено от саамского «диксу».

Руссенорск в том виде, в каком он до нас дошёл, развивался долгое время. Примеры отдельных слов, типичных для руссенорска, встречаются очень рано, ещё в конце XVIII века. Очевидно, язык этот полностью развился в начале XIX века, и в первой половине XIX века им пользовались все, кто вёл меновую торговлю с русскими. По мере разрастания объёмов торговли часть купцов начала учиться русскому языку, и к середине столетия руссенорск стал восприниматься как «дурной русский», а не как особый язык. На практике потребность в языке исчезла вместе с окончанием свободного передвижения между обеими странами вследствие революции 1917 года. Однако к тому времени потребность в руссенорске и так значительно снизилась. Причиной этому послужил тот факт, что торговля между Россией и Норвегией развилась в нечто большее, чем меновая торговля рыбой и мукой, и поэтому многие норвежцы не считались с трудностями основательного изучения русского языка. Очевидно, руссенорск отмер бы даже в том случае, если бы контакты между северной Россией и северной Норвегией не были прерваны из-за политических потрясений в России.

• Moja på tvoja. — Я говорю на твоем [языке].
• Kak sprek? Moje niet forsto. — Что ты говоришь? Я тебя не понимаю.
• å råbbåte — работать.
• klæba — хлеб.
• Drasvi, gammel god venn på moja! Kor ju stannom på gammel ras? — Здравствуй, мой старый, добрый друг! Как у тебя вчера были дела?
• Ju spræk på moja kantor kom — Ты сказал, что ты придешь ко мне в контору.
• Moja på ander kantor, nokka vin drikkom, så lite pjan kom — Я был в другой конторе, выпил немного вина, а потом немного опьянел.
• Tvoja fisk kopom? — Ты купишь рыбу?
• Saika kopom i på Arkangelsk på gaf spaserom — Я куплю сайду и поплыву в Архангельск.
• Kak pris? Mangeli kosta? — Какая цена? Сколько стоит?
• En voga mokka, så galanna voga treska — Один воз муки за пол воза трески.
• Eta grot dyr. Værsegod, på minder prodaj! — Это очень дорого. Пожалуйста, продай дешевле!

Источник:
• Брок, Ингвиль. Моя-по-твоя. Русско-норвежский язык-пиджин //Оттар. Норвегия и Россия на севере. — 1992. — № 192. — С. 24—28.
Tags: Европа, Норвегия, Россия, Скандинавия, занимательное языкознание
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment